Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
16:30, 16 января 2019
 Николай Лопатко 433

Николай Лопатко принял участие в творческом конкурсе газеты «Вперёд»

Николай Лопатко принял участие в творческом конкурсе газеты «Вперёд»Фото: pixabay.com
  • Николай Лопатко
  • Письмо в редакцию

Новоосколец написал трогательную новогоднюю историю «Конфеты».

Учитель ученикам говорил:
 — Скоро, ребята, уже и Новый год. Как обычно, поставим ёлку, будет и утренник. К нему только надо готовиться. Главное — учите стишки…
Это напоминание дети услышали где‑то за неделю-две до 1 января. И сказано оно было в хуторской начальной школе. Это было давно — представьте себе, аж в прошлом веке. В первой его половине. Стал готовиться к утреннику и первоклассник Витя Казанцев. С матерью выучил 
большое стихотворение о зиме, о белом снеге, о морозах и метелях. Вместе смастерили и простенькую маску…

Вот и веселый детский праздник. На него пришло много пап и мам. Ученики вели себя серьёзно, вели себя как настоящие артисты, только совсем маленькие. А вообще‑то те хуторские мальчики и девочки, уверен, и не знали тогда, кто такие эти самые артисты. Витя рассказал, что знал, что так усердно готовил для земляков. Его матери на утреннике, правда, не было: накануне женщины возили навоз на поля, разбрасывали его там. А дни стояли студёные, и женщина просто простудилась, у неё случился жар.

После, так сказать, успешно проведённого мероприятия учитель раздавал детям подарки — в пакетах из бумаги ржавого цвета — конфеты-«подушечки». Получил пакет и Витя. Раскрыл его, а там — на самом донышке сиротливо лежали лишь две конфетины. Рядом заглядывала в свой пакет Олька Пенкова. У неё, оказывается, был он почти полный «сладостей». Что, безусловно, не мог не заметить белобрысый паренёк. 

В это время мимо проходила мать Ваньки Завалина. Заметила тревожную растерянность мальчика, его печальное личико и глаза, наполненные обидой и слезами. Он продолжал держать в своей пухленькой ручонке раскрытый пустой пакет. И тётка Клава сначала весело:
 — Ну, что там у тебя, Витя, за подарок? Ну‑ка, покажи…
Но через мгновение (не больше того), увидев пустой пакет у школьника, она уже говорила по‑другому, с каким‑то надрывом в голосе:
 — Скажи своему Игнату Семеновичу (учителю): по две конфеты не дают…, не положено…
Мальчик, услышав слова Ваниной матери, и, скорее всего, приняв их по‑детски всерьёз, подошёл к учителю. Его дрожащая ручка боязливо быстро мелькнула над учительским столом. И из крохотной ладошки на крышку стола упала, звеня, словно по железу, конфета-«подушечка», обильно посыпанная сахарной пудрой. И какая она была твёрдая…
 — Тётя Клава сказала, что по две не дают… Не положено,… — пролепетал первоклассник.

Николай Лопатко принял участие в творческом конкурсе газеты «Вперёд» - Изображение Фото: pixabay.com

Молчание. Игнат Семенович явно замешкался, а потом только и сказал:
 — Знаю, Витёк, что так не дают… Знаю…
Сказал и заторопился из класса.
А тем временем тётя Клава распекалась и распекалась, не переставая возмущаться…
 — Это ж надо! — кричала она. — Над мальчиком стали издеваться. Причём тут ребёнок… Не по‑людски это… Не по‑людски…
Подруга, Ксения Петровна, её уговаривала:
 — Не кричи… Тише ты, Клава… А то…
 — Уходи, — в ответ Клава. — Не затыкай мне рот. А то… что со мной будет?.…
 — А то, что стало с Михаилом Ивановичем, Витькиным отцом… Кто‑то что‑то капнул. 
И всё… Забрали… И кто знает, где он теперь, — почти шёпотом не то говорила, не то просила её Ксения.
 — Я вот и говорю, причём тут малец, — всё не унималась Ванькина мать.
Всю дорогу домой между подругами, мягко будет сказано, шла нешуточная перебранка.

Витька же принёс домой ту засахаренную конфету, что осталась в пакете. И матери:
 — Вот посмотри, принёс тебе «подушечку». Столько дали… Выпей чаю с ней… Может, и поможет. Должно полегчать… Только не пойму, почему всем ребятам дали помногу конфет, а мне всего ничего… Только две…
 — Спасибо, мой золотой… Сам лучше съешь,… — и женщина беззвучно заплакала, поспешив повернуться лицом к стенке возле тёплой лежанки.

…Ближе к полуночи в окно постучали. В избу вошёл учитель. И прямо с порога, заметно волнуясь, и виновато:
 — Прасковья Филипповна, вот принёс вашему Витьке подарок. — Примите… Не отказывайтесь….
А торопливо уходя, Игнат Семенович, извиняясь:
 — Поймите… На утреннике я не мог поступить иначе… Мне так приказали сделать… А то… Сами знаете, что за это бывает…
Витька же, размышляя:
 — А почему это учитель к нам пришел ночью? Да ещё и принёс подарок. Дня что ли не было? А, ма?..

Витька не мог знать, что такое злое время было тогда в нашей стране. Что и ходить надо было знать к кому, когда и зачем. А говорить тем более…
 — Подрастёшь, сынок, и всё сам узнаешь. И узнаешь, почему на утреннике не всем были положены подарки, — шептала засыпавшему малышу мать. — Узнаешь, 
что и хорошие люди тогда были. Как твой учитель, как тётка Клава… И много таких было…

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×