Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
16:28, 13 июля 2018

Фронтовик Павел Кодинцев рассказал о событиях Курской битвы

Фронтовик Павел Кодинцев рассказал о событиях Курской битвыФото: twitter.com
  • Статья

Он поделился воспоминаниями о первом трофейном «Тигре».

Наш 19-й танковый корпус на момент начала сражения только заканчивал свое формирование и поэтому в бой вступил не пятого, а шестого июля на очень сложно и ответственном участке стыка 13-й и 70-й армий. Там, близ сел Теплое, Самодуровка и Малотичи Поныревского района Курской области располагались очень выгодные со стратегической точки зрения высоты, с которых у фашистов был обзор почти на 30 км до самого Курска. Немудрено, что такой «плацдарм» был весьма выгоден врагу и бои шли с переменным успехом. К счастью, командир наш Иван Дмитриевич Васильев был «чистым танкистом», (многие командиры на тот момент были выходцами из кавалерии), да еще и с прекрасным опытом боев при Халкин-Голе в 1939-м.

Не знаю, сможете ли вы это опубликовать, но, честно говоря, наши легендарные «Т-34», «Т-70» и «КВ» были мухами против фашистских «Тигров», «Пантер» и «Фердинандов». Эти «зверюги» были настоящим достижением военной техники в то время, как в начале войны, в 1941 году наши танки считались гораздо лучше вражеских. Просто вышло так, что у фашистов была возможность за пару лет усовершенствовать свою технику, а наши военные заводы, в основном находящиеся на территории Украины, были лишь частично эвакуированы, и для того, чтобы они заработали вновь, да еще в усиленном режиме, нужно было и время, и специалисты. Тем не менее, даже на той технике, что у нас была, мы все‑таки победили, а этот факт, по‑моему, делает нашу победу еще ценнее, еще дороже.

Вот, судите сами. Толщина брони нашей «тридцатьчетверки» составляла лобовая — 45 мм, борт-30 мм, а башня – 50 мм. В то время, как у «Тигра» и лобовая и башенная броня были «по сотне». А дальнобойность? Наши 600 метров выстрела «по прямой» — против двух километров «Тигра». Да эти зверюги, грубо говоря, из дальнего лесочка, абсолютно безнаказанно могли «долбить» нас, как на убое. Был, помню, даже случай, когда один единственный «Тигр» целую колонну английских «Валентайнов» разбил, но это уже гораздо позже. Так‑то вот. И при всех этих вражьих преимуществах наши солдаты все равно шли в атаку, десятками, сотнями жизней своих платили, чтоб хоть одну гадину вражью уничтожить. И ведь победили же! А в том, что наш 19-й танковый корпус уцелел – полностью заслуга командира нашего, Ивана Дмитриевича.

Знаете, что он во время первого боя предпринял, когда оценил преимущество техники противника? Приказал все танки в землю вкопать, оставив только башни и пушки. Получились очень хорошие огневые точки, плюс – недосягаемость танковых корпусов для вражеских снарядов. Потом этот опыт очень успешно использовался.

Тем не менее для того, чтобы успешно «бить зверюгу» нужно было узнать ее уязвимые места. Выручил случай. 8 июля на участке село Теплое и Тепловские высоты «немец» «бросил» 300 танков. Бой шел целый день. К вечеру противник «иссяк» и «отполз» на исходные позиции. А 9 июля на рассвете капитан Ефимов и солдат Григорий Игумнов случайно заметили в лощине, на нейтральной полосе «Тигра», экипаж которого «завтракал на лоне природы».

Недолго думая, солдат и капитан расстреляли вражеских танкистов и доложили команжованию о своей неожиданной находке – исправном «Тигре».

Немедленно было принято решение о «пленении зверюги», и сформирована группа захвата, которую возглавил капитан Чалов Фёдор Степанович.

Специально для операции по захвату, которую решили проводить ночью, были выделены две «тридцатьчетверки», а для прикрытия группы произвели артобстрел по позициям противника.

И вот началось… Зацепив 56-тонный «Тигр» тросом, в него один за другим «впрягли» два наших «Т-34», весом 28 тонн каждый. Стали дергать, а «зверюга» — не с места! Даже трос порвался. Тут‑то и обнаружили, что в гусенице вражеской «махины» застрял советский снаряд, что, собственно, и мешало движению. Затем после замены троса и устранения «препятствия», «Тигр» прикатили на наши позиции и замаскировали на заранее подготовленной точке – под старым, раскидистым дубом. А утром… Обнаружив пропажу, фашисты выслали авиацию, чтобы найти и уничтожить своего «зверя» вместе со всеми его «секретами». Долго кружили в небе немецкие «рамы» — самолеты разведчики, но тщетно. Маскировка не подвела!

И вот пришло время отправки плененного «Тигра» в Москву.

Я на тот момент и мои такие же молодые товарищи, еще не отметившие восемнадцатилетние, были только после «учебки» и разгружали снаряды. Вот тут‑то мы и увидели группу саперов, готовивших вражеский танк к отправке. «Подсобите, ребята», — обратились они к нам и попросили притащить несколько шпал, чтобы укрепить прочные сходни. И вот, повинуясь советскому механику, «зверюга» взревела и медленно вползла на платформу.

«Тигр» был так огромен, что его гусеницы вышли за края с двух сторон. Тут же, в ускоренном порядке его стали обвязывать ветками и бревнами, постепенно превращая в «вагон с лесом». Вот в таком виде и был переправлен вражеский танк в Москву для изучения, где, впоследствии был выгружен в парке им. Горького. А чуть позже на страницах фронтовой газеты, которая называлась «Вперед», было опубликовано фото этого «Тигра», на котором были указаны его параметры и стрелочками обозначены уязвимые места, в которые следует бить. Все участники группы захвата «Тигра» были представлены к ордену Красной Звезды.

1
Comments (0)
Tree view
New
Popular
Compact
Quotes (0)
Context
Create your widget
About HyperComments
Log in
Closed discussion
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×