Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:00, 01 января 2020

Зимняя история. Редактор газеты «Вперёд» Марина Широбокова рассказала о платье Снегурочки

Зимняя история. Редактор газеты «Вперёд» Марина Широбокова рассказала о платье СнегурочкиФото: pixabay.com
  • Письмо в редакцию

Корреспонденты газеты «Вперёд» из Нового Оскола в преддверии Новогодних и рождественских праздников подготовили цикл небольших рассказов.

Праздник нашего детства!

Дорогие наши читатели! Сотрудники газеты «Вперёд» от всей души поздравляют всех вас с Новым 2020-м годом! Это значит, что история нашей с вами дружбы и сотрудничества стала богаче и дольше на 365 дней. Это вы, ваш жизненный опыт, талант и труд вдохновляете нас на создание газетных материалов. Это именно вы делитесь с нами, порой, самым сокровенным, становитесь нашими бесценными консультантами, а, подчас, и авторами.

Поэтому, в знак нашей искренности, доверия и благодарности, мы тоже хотим поделиться с вами, наверное, самым дорогим и чистым, что есть в душе и памяти каждого человека — частичкой нашего детства и новогоднего праздничного волшебства, которые до сей поры хранили лишь в самых секретных уголках своих сердец. Эту историю рассказывает главный редактор газеты «Вперёд» Марина Широбокова.

Зимняя история. Редактор газеты «Вперёд» Марина Широбокова рассказала о платье Снегурочки - Изображение Фото: Личный архив Марины Широбоковой

Школьная сказка о том, как девочка-комсорг в Снегурку превратилась

Сколько себя помню, я всегда была человеком очень активным, и в моей жизни было очень много ярких, весёлых и добрых новогодних утренников, «огоньков» и праздников. Вот только с особой остротой и тёплой ностальгией вспоминаются почему‑то именно школьные годы.

Наша первая школа всегда представлялась мне каким‑то отдельным, особенным и в чём‑то даже волшебным миром, причём это волшебство превращения происходило буквально каждый день, начинаясь именно в актовом зале. По каким‑то непостижимым законам мог он превратиться из места проведения пионерской линейки или комсомольского собрания в волейбольную или легкоатлетическую площадку, а потом – зал, где проходят самые романтичные в мире школьные вечера танцев. Но апофеозом волшебного превращения становился именно Новый год, когда зал превращался в сказочное царство-государство, и было оно так велико, что, сказка заполняла каждый, даже самый дальний уголок школы. А самым главным было то, что у нас, старшеклассников, была возможность выступить в роли создателей всей этой волшебной, таинственной красоты.

Для начала – душистая Ёлка под самый потолок. Но это – лишь начало. Самое главное – впереди. Из мыслимых и немыслимых «потаённых» подсобок начинали извлекаться на свет короба с невероятно большими стеклянными шарами, шишками, гирляндами. Разместить их на ветвях пушистой красавицы без высоченной стремянки было невозможно, и почётная эта миссия доверялась самым отважным старшеклассникам. А потом из тех же «потаённых закромов» извлекались «новогодние картины». Свёрнутые в рулоны целый год снеговики, зайцы и белки, сказочные персонажи, Дед Мороз со Снегуркой распрямлялись, шурша сверкающим дождём осыпающихся блёсток. «дефицит блеска» тут же восполнялся при помощи канцелярского клея и истолчённых в пыль «лишних» или надколотых ёлочных украшений. А ещё растягивались «по самым верхам» самостоятельно изготовленные гирлянды, и выпускались по классам новогодние стенгазеты.

Знаете, как придавали «первозданную белизну» изрядно потускневшему нарисованному снегу? «Прописанный» на чудо-полотнах крупными мазками, он от великого множества «реставрационных слоёв» со временем даже приобрёл «объём», который потом ещё больше увеличивался, начинал «свеженько белеть» и… издавать нещадный запах зубной пасты. Не знаю, кто и когда изобрёл эту «технику пастописания», но именно при помощи этого ни в чём не повинного гигиенического средства в то время в школах придавали изображённым на настенных «полотнах» белизну снежным сугробам. Так что все новогодние школьные праздники пахли ёлкой, мандаринами, совсем чуть-чуть зубной пастой и… мечтой.

Вот например, все девочки, без исключения, мечтали побывать на таких торжествах в костюмах Зимы или хотя бы Снежинки,( уж очень платьица по‑сказочному красивые полагались этим героиням). Ну, а получить роль САМОЙ СНЕГУРОЧКИ на школьном утреннике – считалось просто запредельным счастьем.

Никогда не забуду, с каким восторгом узнала я в пятом классе, что мне достаётся «почётная роль Зимы». И пока мечтала я о самом прекрасном в мире карнавальном одеянии, серебряном, как снег при луне, моя мама вытащила из шкафа своё единственное «платье для торжественных случаев». Приложив к себе перед зеркалом это чудо из плотной серебряной парчи, она коротко вздохнула и взялась за ножницы. А через пару дней я уже просто не могла оторвать глаз от собственного отражения в зеркале. Костюм Зимы получился такой потрясающей красоты, что мне пришлось даже не дни, а часы считать до заветного дня школьного утренника. Ведь если считать в часах, то кажется, будто время летит быстрее… Стоит ли говорить о том, что текст своей роли я знала не просто назубок, а ещё и многократно прорепетировала перед зеркалом, будучи, так сказать, «в образе». Ох, уж эти детские ожидания и мечты! В самый канун праздника я заболела, да так, что пришла в школу уже после зимних каникул, а костюм Зимы… Так ни разу и не одёванный, остался в мой памяти навсегда.

Платье Снегурочки

Впрочем, закончить мою новогоднюю историю на этой печальной нотке мне бы не хотелось. Мечта всех девчонок побыть «самой Снегурочкой» для меня всё‑таки осуществилась, причём, уже когда я училась в выпускном классе и даже была секретарём школьной комсомольской организации.

Дело в том, что сценарии всех праздничных школьных мероприятий мы, ученики, придумывали и потом осуществляли сами. До сих пор поражаюсь тому уровню доверия, которое нам оказывали наши учителя. Помогали и что‑то советовали – да, но, тем не менее, полностью полагались на наш вкус, творческие способности и ответственность. В те времена было доброй традицией организовывать утренники не только для учащихся школы, но и для работников и детей шефских предприятий. И вот мы со своей новогодней программой выезжали на такие вот «Ёлки», причём довольно много раз. Когда мне предложили роль Снегурочки, я конечно же согласилась. Вот только одна «загвоздка» — как с платьем‑то быть?

Да неужели же вновь начинает повторяться прежняя история? Выход, как всегда нашёлся – ведь, как я уже говорила, наша первая школа – место непростое, волшебное. Вот школа, вернее, одна из моих самых любимых педагогов Галина Леонидовна и поспособствовала преображению школьного комсорга в самую настоящую Снегурку.

На шефских утренниках я щеголяла в её свадебном платье, соответственно приукрашенном по‑новогоднему, в самом, что ни на есть, «снегурьем стиле». Даже корона, вернее изящная диадема у меня была. Ну, а судя по тому, как тепло принимали нашу «новогоднюю бригаду» и взрослые, и дети, думаю, что нам удалось подарить им праздник.

А ещё до сих пор храню я, как дорогую реликвию, очень ценный для меня памятный подарок. Помнится, в знак благодарности, руководство действующего тогда предприятия ДПМК решило сделать нам новогодний сюрприз. Всем нашим «новогодним артистам» преподнесли поистине «царский подарок» — наборы огромных, почти как на школьной ёлке, нарядных шаров. Пара из них до сих пор ещё цела, и они мне очень дороги. Не поверите, но шары эти волшебные! Правда-правда. Если долго сматриваться в их блестящие бока и смотреть на своё отражение, то можно даже увидеть, правда, ненадолго, как время поворачивается вспять, и вновь встретиться со своим детством и юностью…

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×