Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
16:20, 23 января 2019
 Мария Польская 244

Кулачные бои на Рождество. Народные гуляния в начале прошлого века проходили «ударно»

Кулачные бои на Рождество. Народные гуляния в начале прошлого века проходили «ударно»Фото: pp.userapi.com
  • Мария Польская
  • Письмо в редакцию

Уроженка Ниновки Мария Польская поделилась воспоминаниями своего деда.

(Из рассказов моего деда Плотникова Андрея Андреевича 1896 года рождения, участника Первой мировой (1914 – 1918 г. г.) и Гражданской (1917 – 1922 г. г.) войн, — примечание автора)

В 1950–1960 годах в Ниновке на нашей улице подрастало много детворы. В каждом доме было трое – пятеро детей и на улице было по двадцать, а то и тридцать ребятишек. Дед Андрей очень любил собирать нас возле дома на колодках (спиленные деревья). Это было его излюбленное место. А мы «липли» к нему со всех сторон, слушали с раскрытыми ртами его истории.

Он рассказывал разное: про свою воинскую жизнь и судьбу простого солдата, о старинных обычаях нашего села. Это было так интересно! Я, когда подросла, даже начала записывать кое‑какие из его воспоминаний. И вот теперь, в преддверие зимних праздников случайно вспомнилось мне, как рассказывал дед о рождественских традициях и забавах, особенно популярных в Ниновке. Воспоминаниями о такой из них, как кулачные бои, я хочу поделиться с вами.

Каждый год на Рождество, по устоявшейся традиции Ниновцы сходились в кулачном бою улица на улицу. Бились дня три, а то и четыре после самого праздника. Настоящий кулачный бой, как правило, затевался в центре села. «На кулачки» взрослые мужики и дети выходили в овчинных тулупах и рукавицах, чтобы удары противника ощущались менее болезненно.

Обычно ранним утром кулачный бой затевался среди детворы и подростков. Вначале ребятишки, забавляясь и разогревая себя на сильном морозе, толкали друг дружку в бока, «подначивая» различными насмешками. Затем уже детская забава перетекала в настоящий кулачный бой между ними. Чуть позднее с дворов высыпала молодежь лет 17–20. После обеда, ближе к вечеру выходил позабавить себя уже более взрослый народ.

При виде отцов, молодежь покидала поле боя, почтительно уступая место «старшакам». Начало движения «стенка на стенку» провозглашал зычный призыв атаманов: «Даёшь боя!». Затем слышался общий рёв, свист и крики, и в жёсткой схватке «стенка на стенку» или в «сцеплялку» сходились молодые, «заматеревшие» мужики. Постепенно, с наступающими сумерками к ним присоединялись мужики постарше, жилистые и стариковатые, лет за пятьдесят, а то и под шестьдесят, все крепкие, закалённые нелёгким физическим трудом, способные «отвешивать» удары такой силы, что, бывало, с первой «плюхи» сшибали противника с ног. Совсем же дряхлые старики просто наблюдали за ходом боя, азартно кричали и свистели, подначивали неудачников, поддерживали победителей.

На Кулачках бились до крови и усердно «наминали друг другу бока». По устоявшимся законам кулачного боя, поверженного на снег противника ни в коем случае не трогали, свято соблюдая железное правило «не бить лежачего». Нельзя было бить и нападать сзади, а по лицу и «тулову» били смело, мало заботясь о том, куда «приляжет» свинцовый удар кулака, упрятанного в толстые меховые рукавицы. Самыми «ярыми» и опытными считались жилистые, поджарые и уже убеленные сединой мужики, «вошедшие в возраст».

К концу кулачного боя, когда чья‑нибудь сторона «брала верх», весь снег в центре села был окрашен пятнами быстро замерзавшей на морозе крови. До смертельных исходов в Ниновке, как вспоминал дед, не доходило, а вот синяки, ссадины, выбитые зубы и «помятые ребра» считались для «кулачек» делом обычным, и воспринимались в основном с юмором.

А еще дедушка рассказывал, что, когда его отец, провожая их с братом на кулачные бои, заставлял грамотного брата переписывать молитву-заговор, «чтоб не побили», (не одолели). Листок с этой «записью» полагалось держать при себе в кармане, а ещё лучше – помнить наизусть и читать вполголоса перед боем.

Со временем заговор этот они запомнили слово в слово. Что интересно, был он очень действенным и не раз выручал, по крайней мере, так считал дедушка. Кстати, «волшебные слова эти продиктовал он со временем и мне, но, как сами понимаете, в кулачных боях участвовать мне не приходилось, да и, живи я в те далекие времена, все равно «ходить стенка на стенку» никто бы меня не позвал, потому как забава эта была исключительно для мужчин. Вот такая история.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×